Словари :: Мировые сенсации

НЕОБЫЧНЫЕ ПРИЧУДЫ: Развлекайтесь, господа! 
Некоторым представителям английской аристократии порой были свойственны как вполне безобидные чудачества, так и очень опасные бе- зумства. Доподлинно известно, что один из герцогов жил в подземелье как крот, а некая высокопоставленная леди верила, что она - иудейская королева. Рассказывают о чудаке-графе, вместе с которым за обеденным столом си- дели его любимые собаки. Большие деньги далеко не всегда делают человека безрассудным. Но кое на кого они порой оказывают действие, способное ошеломить окружающих. Чудаковатые английские аристократы всегда имели возможность потакать своим странным прихотям, не обращая внимания на то, нравится это кому-то или нет. Пустить на ветер Иногда крупные наследства буквально пускались на ветер. Взять хотя бы поразительный случай с мятежным внуком премьер-министра Великобритании лорда Норта. В знак протеста против образа жизни своих родителей он сбе- жал из дому и поступил на службу в военно-морские силы Англии. После смерти отца, став наследником всего состояния, молодой лорд возвращается к родным пенатам, набивает подвалы своего роскошного особ- няка порохом и... поджигает бикфордов шнур. Подземный аристократ А в одном достопамятном случае богатство в прямом смысле ушло под землю. Пятый герцог Портлендский Уильям Джон Кавендиш Бентик Скотт был маниакально нелюдим. Он ненавидел весь род человеческий и потому решил жить в подземелье, куда никто, кроме слуг, не мог проникнуть. По его проектам был построен настоящий подземный дворец, включавший самый большой в стране круглый зал, огромную библиотеку и бильярдную, вмещав- шую добрую дюжину бильярдных столов. Человек-крот, он соединил помещения своего подземного королевства сетью тоннелей протяженностью в 15 миль. Один из тоннелей длиной в милю связывал его каретный двор с железнодо- рожной станцией. В черном экипаже с задернутыми занавесками герцог прямо из тоннеля выезжал на станцию. Карета поднималась на специальную платформу. Прибыв в Лондон, герцог в полном одиночестве подкатывал к своему дому, за всю дорогу так и не соприкоснувшись с людьми. Уильям, родившийся в 1800 году, рос вполне нормальным ребенком. Но постепенно, с годами его сознанием все глубже стала овладевать неприязнь к окружающим. Один только вид человека вызывал у герцога отвращение. Он приказал убрать из своих залов даже портреты предков... В таком затворничестве герцог провел большую часть из своих восьмиде- сяти лет. Свой последний приют он нашел на кладбище в северном Лондоне. И только после смерти герцога слухи о его таинственном образе жизни стали просачиваться в столицу. Именно тогда объявилась некая вдова Анна Мария Дрюс, которая заявила, что покойный герцог на самом деле... ее не- давно скончавшийся муж, лавочник Томас Дрюс. Она присягнула, что похоро- ны Томаса были уловкой, что ее муж, перестав таким образом играть роль торговца, вернулся к своей затворнической жизни в подземном дворце. Она утверждала, что гроб пуст, а для веса в него положили свинец. Вдова тре- бовала присудить ей титул покойного герцога и все его землевладения. Слушание этого дела тянулось многие годы и было прекращено лишь тог- да, когда власти раскопали могилу Томаса Дрюса и обнаружили там останки лавочника. Человек-амфибия Если герцогу Портлендскому нравилась жизнь крота, то лорду Рокби за- хотелось быть похожим на жабу. Он вполне искренне верил, что лучше всего проводить большую часть жизни в воде. Одна из поездок на отдых в приморский курортный городок превратила лорда из млекопитающего в амфибию. Многие годы до этого лорд Рокби вел такой же образ жизни, как и мно- гие другие дворяне-землевладельцы Кента. Он получил титул после смерти своего дяди, бывшего епископа, и являл собой образец респектабельности. Но однажды он решил отдохнуть у моря... После этого лорд Рокби каждый день проводил в воде многие часы. Слуги с большим трудом извлекали его на берег. Любимым местом лорда стал участок песчаного пляжа в трех милях от его дома. Строители соорудили там для него дом, и лорд стал плавать так час- то и так долго, что порой терял сознание от усталости, и его приходилось спасать. Этот чудак отрастил себе бороду до пояса, которая была такой пышной, что развевалась на ветру. Обычно лорд прогуливался по пляжу в простой крестьянской одежде, но сзади непременно ехала его карета со слугами в богатых роскошных одеяниях. Он любил пить из фонтанчиков, устроенных на всех тропинках. Если Рокби попадался человек, пьющий из его фонтанчика, тому выдава- лась награда. Влюбленный в воду аристократ старался сохранить свое пристрастие в тайне. В его саду был выкопан огромный пруд для купания, покрытый купо- лом, где любитель водных процедур мог проводить дни напролет. Лорд Рокби был сущим наказанием для своей семьи, которая побаивалась его чудачеств. Все с ужасом ждали, что однажды он продемонстрирует пуб- лике странный способ есть жареную телячью ногу, погрузившись в воду. Несмотря на все свои чудачества, а может, именно благодаря им, лорд Рокби умер в весьма преклонном возрасте - в восемьдесят восемь лет. "Королева иудеев" История также помнит одну женщину, слывшую весьма оригинальной. Это была леди Эстер Стенхоуп, племянница английского премьер-министра Уильяма Питта-младшего. Очаровательная аристократка из высшего лондонского света уверовала в то, что она - королева иудеев. Когда ей было 33 года, леди Эстер покинула Англию, чтобы исполнить свое предназначение: добраться до Иерусалима и занять несуществующий престол королевы иудеев. Астрологи и гадалки убедили леди Эстер в ее вы- сокой миссии. В этом длительном путешествии леди Эстер сопровождали друзья, среди которых был молодой мужчина Майкл Брюс, впоследствии ставший ее любовни- ком. Молва гласит, что, когда их корабль достиг Афин, лорд Байрон, нахо- дившийся там, в знак приветствия бросил к ногам леди бриллианты. Вскоре после отплытия из Константинополя путешественники потерпели кораблекрушение. Весь их багаж затонул, но люди спаслись. Леди Эстер, чтобы не подвергать риску свою жизнь, переоделась в турецкую одежду. Английский военный корабль подобрал их и доставил в Каир. Так нача- лись приключения путешественников на Ближнем Востоке. Целью этих приключений были не деньги - денег у леди Эстер хватало. Ей нравилось играть роль богатой и надменной принцессы, будущей короле- вы. Люди, встречавшиеся у них на пути, полагали, что леди Эстер - юноша. Никто и подумать не мог, что женщина способна решиться так бесстрашно нарушить законы арабского мира. Но эти законы не волновали "наследницу престола", и она переступала через них с таким величием, что никто не осмеливался сделать ей ни малейшего замечания. Очарованные толпы бурно приветствовали ее, а в Иерусалиме леди Эстер встретили колокольным зво- ном. Леди Эстер оказывалось намного больше почестей, чем настоящей коро- леве. Во время этого путешествия бедуины на протяжении всего пути при- ветствовали ее как королеву пустыни. Но четыре года спустя, видимо устав от дорог и приключений, леди Эс- тер изменила свой образ жизни и поселилась в заброшенном монастыре близ Сидона в Ливане. Ждала ли поблекшая красавица, что к ней придет новый мессия и призовет ее? Бог весть... Леди Эстер умерла в нужде в возрасте шестидесяти трех лет, а ее тро- гательные мечты стать королевой иудеев так и не осуществились. Лорд-лежебока Богатые и чудаковатые аристократы могут всю жизнь вообще ничего не делать. В этом вскоре после своего замужества убедилась жена лорда Нор- та. После венчания молодые провели прекрасный медовый месяц на яхте в Ка- рибском море. В октябре, вернувшись домой, лорд сказал жене-американке, что отправ- ляется к себе в спальню. "Прекрасно!" - ответила она. Но на следующий день она была весьма удивлена, обнаружив, что встала раньше супруга. Приказав приготовить завтрак, она в сопровождении служанки с подносом направилась в его спальню. "Вам не нужно было беспокоиться, остановил их у двери спальни камерди- нер лорда. - Завтрак для его светлости уже готов. Видите ли, он всегда с 9-го октября начинает зимнюю спячку". Пораженная жена спросила, сколько же обычно длится такая спячка. "До 22 марта, пока весна не войдет в силу", - ответил камердинер. И еще раз заверил, что лорд Норт все это время проводит в кровати. Уж очень он не любит холодную зиму... В заключение камердинер попросил служанку отнести поднос с едой в спальню лорда. Когда изумленная леди Норт заглянула туда, то увидела, что вся прос- торная комната заставлена обеденными столиками. "Обед сегодня, как обычно, в шестнадцать, - произнес лорд Норт, не вставая с постели. - Я буду на нем". Перехватив недоуменный взгляд жены, он пояснил: "Видишь ли, дорогая, с тех пор, как мой предок потерял американские колонии, Норты с октября по март не должны покидать кровать. Но если бы предок не спал так креп- ко, то мы смогли бы призвать вас, янки, к порядку, вместо того чтобы же- ниться на вас. И тогда мне не пришлось бы так надолго выключаться из жизни". Обед с четвероногими гостями У Фрэнсиса Генри Эгертона, графа Бриджуотерского, не было времени ни для женщин, ни для друзей, ни для соседей. Он предпочитал им всем компа- нию... своих собак. Он так любил их, что даже купил всем прекрасные ко- жаные башмачки, чтобы уберечь их лапки. Но если главной любовью графа были его собаки, то его слабость к баш- макам была второй его тайной страстью. Он приобретал каждый божий день по новой паре. И когда снимал их на ночь, то выстраивал вдоль стены, чтобы использовать как календарь. Друзьями граф считал лишь своих преданных собак. Каждый день он брал на прогулку в свой экипаж полдюжины псов, а по вечерам ужинал с ними в огромном зале. Вместительный стол обычно был сервирован на двенадцать персон. Слуги вводили в зал собак с хрустящими белыми салфетками на шеях. Стоя за стульями, они накладывали им еду на тарелки из фамильного сервиза. Граф занимал собак беседой, как если бы они и впрямь были его друзьями или родственниками. Тем же, кто осуждал его безумства, граф отвечал, что его собаки ведут себя лучше, чем иные джентльмены. Граф много лет прожил в Париже, огорчая своих соседей "охотничьим об- разом жизни". Роскошный дворец барона Ротшильда в Бэкингемшире был прибежищем для многих живых существ, больших и маленьких. К их услугам были не только кров и стол, но и просторный экипаж для прогулок по городу. Во дворце все балюстрады были увиты змеями. Медведь-швейцар, возможно кем-то выдрессированный, имел привычку шле- пать приглашенных в гости к Ротшильду дам ниже талии. Но самое удивительное происшествие с животными барона случилось в 1890 году, на официальном приеме в честь лорда Солсбери. Сидя за накрытым длинным столом, каждый из двенадцати гостей обратил внимание на пустой стул рядом со своим. Гости справедливо рассудили, что их соседи по обеду, очевидно, должны прибыть немного позже. Вдруг открылась дверь, и изумленные гости увидели двенадцать дресси- рованных обезьян. Они-то и уселись на запасные стулья. Миллионер Уильям Бикфорд отличался необычной страстью - он любил строить высокие башни, которые, впрочем, быстро рушились. У него было достаточно денег, чтобы удовлетворить свои сумасбродные желания. Когда умер отец, Уильям унаследовал более миллиона фунтов стерлингов, не считая обширных землевладений в Англии и плантаций сахарного тростни- ка на Ямайке. Его годовой доход составлял более 100 тысяч фунтов. Бикфорд все делал в бешеном темпе. Человек умный и талантливый, он за несколько дней написал книгу. "Я по три дня и три ночи не снимал одежду. Такие усилия делали меня больным", - признавался он, заканчивая свой ро- ман. Бикфорд много путешествовал и был особенно поражен гигантскими шпиля- ми на церквях в Испании и Португалии. Когда после неудачной женитьбы в 1795 году он поселился в своем родовом поместье, эти шпили стали для не- го чем-то вроде навязчивой идеи. Его шпили обязательно должны были прев- зойти виденные им. И Бикфорд решил построить в Фонтхилле монастырь с ог- ромным шпилем над ним в качестве украшения. Он хвастался, что у него бу- дет самое высокое частное владение во всей Англии. Первое, что он соору- дил, это стену вокруг поместья длиной в 7 миль и высотой в 12 футов, чтобы защититься от любопытных глаз. Затем началось строительство - и, как водится, опять же в спешке. У Бикфорда не хватило терпения дожидаться, пока будет вырыт подходящий котлован. Вопреки советам строителей он решил, что достаточно будет кот- лована и поменьше. При строительстве он распорядился использовать цемент и дерево вместо камня и кирпича, потому что так работа шла быстрее. Были наняты 500 строителей-разнорабочих, работавших в три смены, ночью - при свете факелов. Когда Бикфорд посчитал, что дело все-таки идет слишком медленно, он сманил еще 450 рабочих-строителей, возводивших часовню св. Джорджа в Виндзоре. Чтобы им работалось веселее, миллионер приказал обеспечить строителей пивом. Большую часть времени рабочие были полупьяными, а поэтому что уж тут говорить о качестве... Через шесть лет грандиозное строительство было закончено. Великолеп- ный шпиль высотой в 300 футов взмыл над прекрасным аббатством. Но затем ударил ветер. Шпиль буквально переломился пополам и рухнул наземь. Бикфорда это не огорчило, и он отдал приказание немедленно начать строительство нового шпиля. Семь лет спустя новый шпиль был почта закончен. На этот раз Бикфорд использовал камни и кирпич, чтобы придать ему точность. Сам он жил в своих роскошных покоях весьма странной жизнью: один, с единственным слугой, карликом-испанцем. Но каждый день стол к ужину нак- рывался на двенадцать персон и повара готовили еду на двенадцать чело- век. Бикфорд решил отметить Рождество ужином в новой монастырской столо- вой. В канун Рождества в огромном недостроенном помещении были зажжены свечи. Ужин прошел торжественно и чинно. Но когда слуги убирали посуду, по окрестностям вдруг прокатился страшный грохот. Это рухнуло его новое сооружение. Через некоторое время Бикфорд переехал в другой город. Он был весьма разочарован тем, что в его новом доме не хватало одной существенной де- тали - башни. Башню немедленно построили. Это было сооружение высотой в 130 футов. Безумный строитель умер в 1944 году в возрасте 84 лет. Последняя баш- ня пережила его и стоит по сей день. В платье и шляпке Лорд Корнбери, граф Кларендонский, был двоюродным братом королевы Ан- ны. Она-то и дала ему выгодную должность - представлять ее величество в Америке в качестве губернатора Нью-Йорка. Но граф отнесся к порученному делу чуть более серьезно, чем следова- ло. Он сказал друзьям: "В этом городе я представляю женщину, стало быть, должен представлять ее как можно добросовестнее". Видимо, стремление к "добросовестности" привело к тому, что на отк- рывшейся в Нью-Йорке ассамблее лорд появился в голубом шелковом платье и с веером в руках. Он любил появляться на улицах то в кринолине, то в нарядном вечернем платье. Все деньги уходили на его наряды, жене он не давал ничего. Порой она даже вынуждена была воровать одежду у мужа. В 1708 году графу было приказано вернуться в Англию, чтобы распла- титься с долгами, но он по-прежнему оставался фаворитом королевы Анны.



Доска объявлений
Добавить объявление
Все объявления
Агрокарта Французская косметика Купить билет в дельфинарий Утеплення

voc.metromir.com © 2004-2006
metromir:  metromir.ru  атлас мира  библиотека  игры  мобильный  недвижимость  новости  объявления  программы  рефераты  словари  справочники  ТВ-программа  ТЕКСТЫ ПЕСЕН  Флеш игры  Флеш карты метро мира